Попытки португальцев проникнуть в Китай

(«Мин ши», гл. 325)

Португальцы (Фуланьцзи)

Были португальцы, которые с этого времени1 начали позволять своим солдатам и офицерам действовать нехорошим путем и грабить. Издавна гуандунские чиновники и гражданские и военные получали ежемесячные оклады в зависимости от количества варварских товаров, которые доставлялись для продажи. Среди доставлявших товары немногие соглашались снова позволить португальцам торговать. Цзишичжун Ван Сичжэнь очень настаивал на том, чтобы запретить всякие сношения с теми варварами, которые не вовремя представляют дань и у которых не сходится печать на обрезе бумаги. Поэтому варварские корабли почти перестали приходить. Сюньфу Ли Фу докладывал: «Государственные [чиновники] и частные лица в Гуандуне вложили большие капиталы в торговлю, и поскольку с варварских кораблей перестали поступать налоги, все эти частные лица и чиновники попали в бедственное положение. Если разрешить теперь торговать с Португалией, то будет четверная выгода. При прежних императорах с товаров, доставляемых варварами, помимо дани, брали [в казну] некоторую их часть. Продавая эти [отобранные] товары законным путем, можно полностью обеспечить императорскую казну – это первая выгода. Гуандун и Гуанси несколько лет подряд ведут войны, и их казна и амбары полностью истощились и тем, о чем говорилось, можно покрыть расходы на снабжение армии и заготовить [запасы] на всякий случай – это вторая выгода. Гуанси всегда зависела от снабжения из Гуандуна, и малейший перебой сразу вызывал такие затруднения, с которыми трудно было справиться, а если варварские корабли будут прибывать, то связи [Гуандуна и Гуанси] восстановятся – это третья выгода. Простой народ живет торговлей. Имея товаров на 1 цянь, он может перепродавать их снова и снова, и добыть себе одежду и пищу – это четвертая выгода. Благосостояние и государства и народа одинаково зависят от этого.

Таким образом, это выгодно народу и не служит средством наживы, что было бы бедствием для народа». Вслед за этим было разрешено португальцам торговать в гавани Сяошань2, но они перешли через торговые границы и стали непрерывно приходить в Фуцзянь. В двадцать шестом году (1541) Чжу Ван стал сюньфу и строго запретил иметь сношения с варварами. Они нигде не смогли ничего получить и тогда со всеми силами напали на чжаньчжуские Юэган и Юйсюй3. Фуши Кэ Цяо и другие оборонялись и отразили [нападение]. В двадцать восьмом году (1543) они снова напали на Чжаоань4. Правительственные войска встретили и атаковали их у Цзомаси и взяли в плен предводителя этих разбойников Ли Гуаньгуна и других – всего 96 человек. Остальные бежали. Чжу Ван, пользуясь удобным случаем, приказал их казнить. Тогда его завистник юйши Чэн Цзюдэ донес на него, обвиняя в самоуправстве. Император послал для расследования и доклада по этому делу цзишичжуна Ду Жучжэня. Тот доложил: «Эти купцы из Маньлацзя всегда вербовали бродяг и торговали вдоль морского побережья. Они не присваивали себе титулы [торговых] обществ и не грабили. Чжу Ван казнил их самовольно. А донесения юйши были правдивы». Тогда Чжу Ван был арестован и покончил жизнь самоубийством. Он, вероятно, не знал разницы между Маньлацзя и Португалией. После смерти Чжу Вана запрет на морские [сношения] был опять ослаблен. Португальцы сновали по морю и ничего не признавали, а те из них, которые торговали в гавани Сяошань и Хаоцзине, даже построили здания и обнесли их стенами, гордо возвышавшимися на морском берегу, как отдельное государство. Некоторые чиновники, напротив, рассматривали это иностранное [поселение], как должное. В Хаоцзине, что за воротами «Прыжок тигра» («Хутао»), раньше торговали друг с другом Сяньло, Чжанчэн, Чжаова, Люцю, Бони и другие страны все под руководством учрежденного в Гуанчжоу управления торговлей и кораблями.



В годы правления Чжэндэ (1506-1521) торговля была перенесена в Гаочжоу в уезд Дяньбай.

В четырнадцатый год Цзяцзин (1534) (чжихуэй) Хуан Цин получил взятку и выпросил у высшего начальства позволения на ежегодный привоз в Хаоцзин [товаров] на 20 тыс. цзиней. Португальцы тогда пробрались [в Хаоцзин] и построили множество высоких зданий с острыми крышами. Фуцзяньские и гуандунские купцы жадно устремились туда, и со временем их собралось там огромное множество. Иноземцы в испуге попрятались, и монополия [торговли] попала в руки [купцов].



1 Начало XV в.

2 Сяошань – порт в пров. Чжэцзян.

3. В пров. Фуцзянь.

4 В пров. Фуцзянь.

Войны Китая с Японией

(«Цзычжи тунцзянь ганму», гл. 13, 14, 16)

1549 г. Осенью в 7-й месяц японцы произвели набеги на Чжэдун.

По прежним уложениям в Чжэцзяне была комиссарская экспедиция, управляющая пристанями (ши бо ти цзюй сы). Когда приходили корабли с товарами, то она производила оценку. Все управление находилось в руках чиновников. Вначале же Цзяцзинских лет (1522-1566) определение комиссаров отменено. Неблагонамеренные поморские жители присваивали себе все выгоды, и, вывозя богатства Срединного государства, производили торг с иностранцами. Прежде были купцы, управляющие этими делами. Когда же строго запретили торг с иностранцами, то все дело перешло в руки чиновников и сильных домов, которые слишком снижали цену. Японцы крайне роптали на это и тогда, объединившись в партии, грабили по берегам. Губернатор Чжу Ван ловил мятежников, имевших сношение с японцами, и казнил их, не ожидая императорского указа. Кроме того, он неоднократно представлял доклады о злоупотреблениях, производившихся большими домами (да син). По этой причине фуцзяньские и чжэцзянские жители ненавидели его. Стряпчий Чэнь Цзюдэ донес, что Чжу Ван самовольно казнит людей. Тогда Чжу Ван принял яд и умер. Беспорядки еще более усилились. В то [95] время в приморье давно царила тишина и люди не знали оружия. Услышав о нашествии японцев, все разбежались, и поморье опустело. С тех пор до конца Цзяцзинского правления не было спокойных дней…

Гл. 14

1556 г. Беспокойства от японцев крайне усилились.

1562 г. Японцы берут губернский город Синхуа. Генерал Юй Даю с помощником Ци Цзигуаном разбил их.

Прежде японцы оставили Чжэцзян. Они покушались на Хуай, Янчжоу, У и Юэ, но безуспешно, после этого напали на Фуцзянь, разбили более одиннадцати городов, захватили много богатства и детей обоего пола, побили или изранили чиновников, солдат и жителей бесчисленное множество…

Гл. 16

1592 г. В 5-й месяц японцы покоряют Чаосянь (Корею).

Мнимый японский король Пин Сюцзи1, поднявшись из невольников, похитил престол и завоевал 36 областей. Проведав, что Чаосянь приготовлена слабо, порознь отправил военачальников Син Чана, Цин Чжэна [и других], которые с флотом от острова Дуймадао пришли к городу Фушани, разбили Чаосяньскую армию и вступили в столицу. Почти все восемь областей были завоеваны.

Король Ли Гун в беспамятстве бежал и, переправясь через реку Ялу, просил принять его в китайское подданство. Посланники его с прошениями о помощи один за другим следовали по дороге. Император приказал назначить Сунь Инчана главноуправляющим по военной части против японцев, а Ли Жусуна – главнокомандующим над вспомогательными войсками. Начальник военного ведомства Ши Син представил доклад о том, чтобы отправить красноречивого Шэнь Вэйцзина в японскую армию и подкупом вызвать несогласие между полководцами.

1558 г. Зимой в 11-й месяц японцы уходят. Казенные войска (гуаньцзюнь), разными дорогами преследуя, разбивают их. Чаосянь получает спокойствие.

Прежде казенные войска с разных сторон напали на японцев, но не имели успеха. Случилось, что Пин Сюцзи умер, и японцы все пожелали возвратиться домой. Первый полководец их Цин Чжэн прежде уехал на флоте. Посему генерал Ма Гуй вступил на остров в заливе Сипу. Лю Тин взял у них острог Сецяочжай. Генерал Чэнь Линь разбил их вспомогательное войско. После сего японцы подняли паруса и уплыли. В семилетнее занятие Чаосяни японцами потеряно несколько сот тысяч войска, на содержание пошло несколько миллионов, но Китай и Чаосянь никак не могли одержать победы и только со смертью Пин Сюцзи кончились сии бедствия.

1 Хидэёси.

2.10.

ЮГО-ВОСТОЧНАЯ АЗИЯ


poroki-serdca-belogo-tipa-soprovozhdayushiesya-sbrosom-krovi-sleva-napravo.html
poroki-serdca-vitia-cordis.html
    PR.RU™